Томатина в Испании! (Рассказ Ольги)

Доброго времени суток!

Меня зовут Ольга, мне 26, живу в Москве. Сегодня я расскажу вам о том, как мне, моим двум спутникам и еще нескольким тысячам людей довелось совершенно безнаказанно покидаться друг в друга настоящими помидорами в маленьком испанском городке Буньоль, что находится в 30ти километрах от Валенсии.

Внимание! Под катом 69 фотографий и коллажей, много веселья и дурачеств, немнооожечко легкой эротики, а также присутствуют кадры, которые людям с тонкой душевной организацией могут испортить аппетит или настроение.

И так, 29е августа, последняя среда лета, мы едем на Томатину.

1. Главные действующие лица слева направо.

Я, еще плохо соображающая, что происходит, но уже морально готовая к подвигам и свершениям.

Прихорашивающийся Серега, которого вы могли видеть в предыдущем моем дне. С тех пор у него отросли волосы, и он стал нравиться мне еще в четыре раза больше.

Кошарка, который, как всегда, встал последним, а собрался первым, поэтому валяется на кровати в ожидании главных копуш. На время пребывания в Испании он был переименован мной в Дона Гато.

Обычно наши дни в Испании начинались часов в восемь утра с противного звука будильника, моих воплей «Подъем! Подъем! Кто спит, того убьем!», кошаркиного бурчания о насилии над личностью, серегиных комментариев, что я громче всех ору, а сама еще валяюсь, и медленных сборов. Накануне этого дня все были мной проинструктированы, что мы просыпаемся в пять утра, никакого нытья, быстро приходим в боевую готовность и мчимся в Буньоль на максимально разрешенной скорости, потому что мы не должны ничего пропустить.

2. Мы же не одни такие умные. Вот товарищ на ресепшен маску нацепил — ну не на пляж он собрался в такой час.

3. Примерно в 5:45 садимся в машину: Кошарка — водитель, Серега — штурман.
А меня присутствие двух мужиков в сочетании с ранним утром ужасно отупляет расслабляет, поэтому я просто сижу на заднем сидении и думаю о том, что темно, а мы куда-то едем. Вообще я считаю, что просыпаться до восхода солнца для человека противоестественно и пора бы запретить пропаганду такого непотребства. О чем думают власти?...

4. Направление вроде верное. По пути попадаются какие-то замки Саурона и воняют.

5. Около половины седьмого приезжаем в на редкость захолустный городишко, на всякий случай интересуемся у пожилой пары, проходящей мимо, в тот ли Буньоль мы приехали, нам отвечают, что все нормально, Томатина будет проходить на центральной площади, а машину лучше оставить здесь, на окраине, потому что в центре будет «мучос томатес». Угу, все правильно, гугл так и предупреждал.

Да и кафе, открытые в столь ранний час, громкая музыка вдали и люди, спящие в припаркованных машинах и на лавочках, свидетельствуют о том, что мы прибыли по адресу.

На Томатину нужно надевать одежду, которую не жалко выбросить. Моего малыша Кенни я тоже наряжаю подобающе случаю: в модный пакетик. Переживаю, конечно, за судьбу фотоаппарата, но кто не рискует, тот не пьет шампанского, верно?

6. Есть еще совершенно не хочется, но я, предвидя несколько часов в толпе под палящим солнцем, все же вливаю в себя стаканчик кофе и уничтожаю не слишком-то изысканный бутерброд. Серега тоже не голоден, правда, все равно отгрыз половину моей еды. А у Кошары накануне были жестокие проявления акклиматизации, поэтому он объявил голодовку.
Ну вот, вобморок теперь не упаду — можно и в путь! Дайте мне помидоров! И когда уже, наконец, рассвет?

7. Мы проходим совсем немного по улице в сторону центра, и вот он уже ощутим, дух праздника! Играет музыка, полусонные и полупьяные студенты, которые приехали накануне или даже раньше, слоняются без дела. Уже продают футболки, очки и одноразовые фотоаппараты. Открыты пункты хранения, куда можно сдать вещи.

8. Мы же запаковали наши паспорта в два пакета, решили, что Серега как самый ответственный будет их стеречь в своем кармане, и бодрой походкой направляемся в гущу событий. Направляемся мы туда не одни. Кошара учень удачно вписался в группу в полосатых купальниках желтых футболках.

9. Светает. Глазею по сторонам. А городок-то вполне милый, я такие люблю.

10. Угу. Полный беспредел устроить нам не дадут.

11. Этих флагов в южных городах Испании едва ли не больше, чем государственных. Ну ладно, насчет больше это я, конечно, загнула, но все равно.

12. Вот и хранители порядка в действии. Ненавясчиво откручивают пробки от пластиковых бутылок, а больше ничего и не делают. Не знаю, почему вторая девушка в желтом обиделась.

13. Еще нет и половины девятого, а народ просыпается, толпится, пьет, танцует, жаждет фотографироваться. Вокруг воняет травой — я даже опасалась начать глупо хихикать. Правда, мне для этого трава совсем не нужна.
Мы трезвы, как стеклышки. Кошара за рулем, я присматриваю за фотоаппаратом, Серега присматривает за мной.

14. Мы вошли на центральную улицу. Местные жители подготовились к празднику: завесили свои балконы, чтобы не пришлось потом ничего мыть. Лентяи, что тут скажешь.

15. Ура, я не одинока. Да здравствует полиэтилен!

16. Вот мы и добрались до центральной площади, если это место можно вообще назвать площадью.

Теперь немного о Томатине. Считается, что началось все в 1945 году, когда во время городского праздника компания друзей повздорила, а просто набить друг другу морду им показалось слишком банальным. Под руку им подвернулась овощная лавка, и они радостно устроили шумную томатную перестрелку, размахивая руками и наверняка выкрикивая что-то вроде «ихо де пута». Окружающим эта затея пришлась по душе. Испанцев же хлебом не корми — дай организовать какой-нибудь фестиваль. Вот и решили они, что каждый год в последнюю среду августа люди будут собираться на центральной площади, чтобы как следует покидаться спелыми помидорами. Властям города было, конечно, неохота отмывать улицы от последствий таких развлечений, и они, к великому неудовольствию масс, порывались запретить безобразие. Но народ был непоколебим — требовал томатов и зрелищ. Правительство пораскинуло мозгами и решило, что так и быть, пусть тысячи туристов приезжают в Буньоль, сорят на радостях своими денежками, а с устроенным бардаком они как-нибудь разберутся. И вот уже много лет Томатина является главным событием лета в Буньоле.
У этого действа есть даже правила:
* Начало и конец битвы определяется сигнальной петардой.
* Бросаться можно только предварительно раздавленными помидорами, чтобы не наставить никому фингалов.
* Нельзя рвать друг на друге одежду
* Нельзя мешать движению грузовиков с помидорами.
Не то чтобы эти правила выполняются неукоснительно, но в целом выполняются.

17. На Томатине много англичан, французов и азиатов, но мы встретили и двух русских.
Сангрия льется рекой. Причем, местные торговцы не заморачиваются с ее приготовлением — разливают уже готовую прямо из пластиковых бутылок, которые продаются в магазинах. Кто-то ходит в смешных труселях, кто-то ведет философские беседы, нарядившись в резиновые шапочки и спасательные круги. А сеньорита, изображающая крик, несет стремянку не просто так.

18. Стремянка нужна, чтобы установить столб. Его привозят около девяти утра, когда народ начинает немного скучать. Столб как следует обмазывают мылом, а к верхушке привязывают роскошную свиную ногу. Ммм... Хамон... Дайте мне такую ногу, и я буду счастлива недели две. Столб устанавливают на площади, и развлечение на следующие два часа готово! Любой желающий может попробовать забраться наверх, чтобы сорвать вожделенный окорок.

19. Кот Леопольд, выходи, подлый трус! На крышу он забрался. С крыши и я могу снимать.

20. На столб тем временем пытаются вскарабкаться разнообразные забавные персонажи, толпа ликует, что-то скандирует — я разобрала только «push him up!»

21. Душа моя забрался повыше, чтобы лучше было видно, и безумно весел. Это мне нравится) А рядом в тельняшке Дмитрий, один из двух русских, встреченных нами. Он был очень скептически настроен относительно судьбы моего фотоаппарата. Но малыш Кенни выжил назло всем предрассудкам!

22. А я предвкушаю. Когда уже будут помидоры? Хочу кидаться помидорами! Не терпится не мне одной, и в воздухе периодически пролетают пластиковые бутылки. Одна попала мне в голову, и я мысленно поблагодарила предусмотрительных стражей порядка за отсутствие на ней крышки.

23. Строятся пирамиды из людей, напрягаются мускулы, в процессе оголяются разные части тела, толпа в ожидании, но хамон пока цел и невредим.

24. А вас возбуждает свиной окорок? Эту девушку, по-видимому, еще как!

25. Местные почтенные сеньоры окопались на своих балкончиках и хитро выглядывают.

26. Людей поливают водой из шлангов, наверное, чтобы не перегрелись на солнце. Или потому, что так веселее. С балконов и крыш периодически тоже льют воду из ведер, что вызывает бурю восторга.

27. А этот экземпляр захотел всех перехитрить и завладеть добычей обходным путем, но все же не решился перепрыгнуть с пальмы на столб. И правильно — сквозь такую толпу скорая добралась бы не быстро.

28. На самом деле уже спустя час тщетных попыток смельчаков нам стало скучновато, а к концу второго часа даже самые отчаянные подустали. И тут один ловкач почти... Ну же, ну!! Ать, ать... Нееее, не получилось. Только сетку немного порвал.
Но, наконец, раздается хлопок петарды (уже одиннадцать часов), который означает начало томатной битвы. Столб энергично трясут, окорок падает в чьи-то цепкие ручонки, толпа ликует, но интересует всех уже не это.

29. Потому что к площади приближается первый грузовик с помидорами.

30. Люди, сидящие в кузове грузовика, добросовестно выполняют свой долг: шумно приветствуют толпу и выбрасывают охапки раздавленных томатов за борт.

31. И вот тут начинается настоящее веселье. Томаты летят во все стороны, укрыться... ну, можно, конечно, попытаться, но не думаю, что из этого что-нибудь получится. Да и за тем ли мы все здесь собрались? Через две минуты после появления первого грузовика всё вокруг в помидорах.

32. Кошатина, подлец, целится в меня! Коварный перебежчик!

33. Кто-то надеется отстояться в сторонке, но парочка в полотенце привлекла к себе повышенное внимание и была закидана с особенным рвением.

34. Помидоры летят в меня отовсюду, кое-как умудряюсь отстреливаться, постоянно приходится протирать объектив, чтобы малыш Кенни, возмущенный таким варварским с ним обращением, мог хоть как-то фокусироваться.

35. После первого грузовика почти сразу едет второй. Под ногами уже помидорные лужи. Я решила отправиться в самую кучу-малу, морально готовясь к тому, что меня сейчас приплюснут к кузову и размажут по стенке. Но я была приятно удивлена — несмотря на количество выпитого алкоголя и выкуреной травы, толпа была очень адекватна. Скажем, если вы хоть раз оказывались в московском метро в час пик на какой-нибудь станции вроде Выхино и пытались зайти в вагон, то Томатина покажется вам утренником в детском саду. Хотя, Серега мне говорил, что где-то в районе «душа» его слегка помяли, но, думаю, учитывая масштаб происходящего, это мелочи. Но, возможно, нам просто повезло.

36. Сеньор в шляпе меня очаровал)

37. «Хм, а что это за сорт?» — вдруг, подумалось мне.
Кстати, несмотря на то, что помидоры вроде спелые и размятые, иногда их удары вполне ощутимы. Не до синяков, конечно, но все же.

38. Вот там, под струями воды, царило самое главное безобразие, но туда я с фотоаппаратом идти не рискнула, а друзья мои, которым можно было временно его поручить, что-то затерялись в толпе.

39. Бой продолжается! Бросаться можно только помидорами, но иногда в ход идут и пропитанные томатным соком футболки.

40. В какой-то момент я понимаю, что очки сейчас были бы не лишними — кто-то особенно меткий запустил помидор мне точно в глаз. Да, и все имеющиеся царапины и ссадины на теле, даже самые мелкие, начинают щипать от томатного сока. Но неженкам тут не место.

41. И вот, вскоре после того, как проехал четвертый грузовик, снова взрывается петарда. Это значит, что сейчас двенадцать часов дня и битва объявляется законченной. Как видите, длилась она всего один час. Но радостный перемазанный народ не спешит расходиться. Слышатся крики «гаспачо! гаспачо!», и люди барахтаются в томатной жиже, танцуют кан-кан, фотографируются, подбрасывают в воздух мокрые футболки.
Объявился чумазый Серега, да еще и с каким-то нимбом).

42. Шляпы использовались, в основном, для того, чтобы набрать томатной жижи и вылить кому-нибудь на голову. Причем, не знаю, кто радовался больше — тот, кто это проделывал, или кто подвергался подобной церемонии.

43. Чихать на гигиену! Главное — любовь!

44. Вот нормальный фотограф, вот это я понимаю. Подготовился. В следующий раз прикуплю себе такую же штуку.

45. Девочку только что как следует изваляли в томатной луже.

46. Один герой забрался на стену, и ему пришлось отбиваться от массовой атаки футболками. Его главным противником был персонаж с арбузом на голове.

47. Кто-то прочищает уши, кто-то — нос.

48. Но уже где-то через полчаса появились стражи порядка, больше похожие на строгих родителей, и вежливо, но безапелляционно стали всех выпроваживать. «Всё, детки, порезвились и хватит. Мойте ручки и идите кушать».
Сразу же притащили шланги и принялись отмывать стены домов и улицу. Потом будет поздно — оно уже начало вонять (хотя не так ужасно, как я себе представляла), и нельзя, чтобы присохло. Очень оперативно, молодцы.

49. Не видела, чтобы кто-то возражал или противился — все послушно направились к выходу с главной улицы. Возможно, потому что большинство участников туристы, и на чужой земле устраивать беспорядки не то, что у себя дома. А может, просто проголодались.

50. Попросила запечатлеть и себя на память. Да я по сравнению с многими просто чистюля!

51. Местные бабушки и дедушки, снисходительно улыбаясь, поливают перемазанных людей из шлангов, а те кричат: «Пор фавор! Пор фавор!»

52. Вокруг все еще лето, тепло и красиво.

53. А мы нашли маленький фонтанчик в отдалении, смываем с себя основную гадость и топаем к машине.

54. На улице, которая утром была практически безлюдной, жарится огромное количество сосисок и мяса, разливается по стаканам сангрия, охлаждается в ящиках со льдом пиво.
Еда!!! Я жутко голодная, поэтому прошу положить мне в булку и два вида сосисок, и мясо.

55. Я читала, что накануне Томатины в Буньоле проходит ночь поедания паэльи. Может, это у них с вечера осталось?)) А вообще вокруг все та же музыка, люди танцуют, едят, пьют. Все хорошо. А футболки, которые с утра продавали за 10 евро стоят уже 5.

56. Я безумно довольна всем происходящим. Мой вывод следующий. Нежным натурам, тем, кто не выносит массовые скопления людей или слишком заморочен на микробах, Томатина, как и другие подобные мероприятия, противопоказана. Тем же, кто не прочь иногда ощутить себя частью позитивной толпы, способен закрывать глаза на побочные эффекты массовых сборищ (например, на писающих по углам мальчиков или кучи мусора), вдоволь похулиганить, от души посмеяться; тем, кто всегда мечтал смачно залепить кому-нибудь в физиономию спелым помидором, на Томатину ехать можно!
Тем временем мы добираемся до машины, переодеваемся и едем на пляж, что недалеко от Валенсии. Кошара, как всегда, за руль, Серега опять штурман, а я чищу нам апельсин. Время — около двух часов дня.

57. Виды вокруг не то чтобы особенно живописные, но вполне приятны глазу. Под эти пейзажи я благополучно засыпаю и просыпаюсь, когда уже подъезжаем к морю.

58. Море я люблю. Особенно, когда оно теплое-теплое, как сегодня. Можно долго не вылезать из воды, барахтаться в волнах, творить всякие глупости и ни о чем не думать.
Не знаю, насколько неприлично мы с Серегой там себя вели с точки зрения местных житетей и других туристов...

59. А Кошарка, пижон, крутит себе самокрутку. Впрочем, самокрутки среди местных очень популярны. Думаю, это, во-первых, потому что табак там ощутимо дешевле сигарет, а во-вторых, потому что очень удобно подмешивать что-нибудь этакое из другого пакетика. По-моему, по сравнению с Испанией Амстердам с его скромными кофе-шопами нервно курит в сторонке (хе-хе, каламбур получился). Но за Кошарой я следила — никакого баловства, только табак. Хихикающего водителя только нам не хватало.

60. Серега почистил нам очередной апельсин, а потом слепил из песка задницу своей мечты. Вроде моя не сильно больше, можно не нервничать.

61. А у меня по плану урок испанского. Мой норматив — две страницы в день, но, каюсь, во время этого путешествия я безбожно халтурила, оправдывая себя тем, что у меня же тут практика живого общения. О том, что практика по большей части сводилась к «тенемос уна ресерва» и «трес кафес кон лече и дос сумос де наранха, пор фавор», а у меня тут subjuntivo и прочая заумь, я старалась не распространяться. И так эти две зануды постоянно ехидничали: «Девочка, а ты сделала уроки? Пока не сделаешь, вина не получишь!»

62. Затем, когда стало вечереть, каждый счел своим долгом поинтересоваться, а какие у нас, собственно, дальнейшие планы. Планов ни у кого не было, но я намекнула, что на одних апельсинах долго не протяну, и, зная, что меня нельзя доводить до крайне голодного состояния, мои спутники быстренько решили ехать в город искать еду, чтобы мы все стали сытыми и добрыми, и интернет, чтобы раздобыть ночлег.
Приехав в Валенсию, немного слоняемся в поисках кафе с вай-фаем.

63. Интернет находим в заведении с разными хлебобулочными изделиями. По нашему настроению я понимаю, что искать что-то еще мы не хотим, бифштекса мне сегодня не видать, покорно соглашаюсь на бутерброды. Впрочем, они вкусные, чего уж там. Но мне одной кажется, что хлеб с чипсами — это извращение? Вроде как борщ с окрошкой?

64. Сережич ищет нам гостиницу или хостал. В Валенсии оставаться мы не хотим — провели там два дня и не очень впечатлились. Ехать триста километров до Барселоны Кошара отказывается, так как устал и хочет расслабиться, поэтому останавливаемся на варианте в пятидесяти километрах от Валенсии по направлению к Барселоне. Кстати, я обнаружила у нас часы — время на них московское. Их циферблат отражает наше отношение к времени в этой поездке — не очень-то мы его наблюдали. Наверное, были действительно счастливы)). В общем, еще всего лишь 19:40.

65. Заходим в магазин за вискарем, колой, хамоном, фруктами и соком и снова отправляемся в путь. Счастливо оставаться, Валенсия!

66. Приезжаем в очередное захолустье. Немного ворчу, что у нас еще творения Гауди как следует не осмотрены, а мы все по каким-то камышам шаримся, но на самом деле ужасно рада, что сегодня ехать уже никуда не надо.

67. Сразу заваливаюсь на кровать писать путевые заметки в красивую книжечку, подаренную мне моей подругой. У меня с красивыми книжечками вечная проблема: мне они очень нравятся, и хочется записывать в них только возвышенные умные мысли, а мыслей-то умных нет но как-то никогда не знаю, с чего начать. Вот, решила писать о том, что с нами происходило на просторах Испании. Делала это, правда, через раз, потому что когда много всего происходит, как-то не до писанины.

68. Примерно одиннадцать вечера, Кошара уже дрыхнет, а я топаю в ванну советского образца окончательно вымывать ошметки помидоров из волос. Нахальное море слизало половину моих шпилек, а оставшиеся заржавели от соленой воды.

69. Серега тоже устал. Мы все устали. Пристраиваюсь к нему под бочок, закручиваемся в тугой жгутик и отправляемся в царство Морфея за новыми приключениями.

Но это уже совсем другая история.
Спасибо!

Это рассказ «Как мы кидались помидорами» из сообщества ЖЖ «Один мой день»

Читайте по теме:

3 комментария

  • Лилька

    Нет, на такое я бы однозначно не поехала. Бррр…

    • Polli

      Я тоже +1 по-моему антисанитария ужасная…

  • Мне очень понравился рассказ!!! и самой аж захотелось туда поваляться в помидорах 🙂